КУПИТЬ БИЛЕТЫ
RUS
/ Зимний Нуриевский: от классического балета до психологического

Зимний Нуриевский: от классического балета до психологического

28 декабря 2020

XXXIII Международный фестиваль классического балета имени Рудольфа Нуриева войдет в историю как событие, состоявшееся вопреки всем неприятностям 2020 года. Традиционно мероприятие проходило в мае, но из-за пандемии в это время театры были закрыты. И все же под занавес года организаторы решили порадовать зрителя, устроив, несмотря ни на что, праздник танца. Он получился не таким объемным, как обычно, но достойным своего высокого звания. В афишу фестиваля вошли мировые шедевры: «Баядерка», «Лебединое озеро», «Дон Кихот». Балет «Шурале», в 2020 году отметивший 75 лет со дня премьеры, добавил национального колорита. Кроме того, свои постановки показали два приглашенных театра: «Кремлевский балет» (Москва) представил спектакль «Руслан и Людмила», а Театр балета Бориса Эйфмана (Санкт-Петербург) – «Анну Каренину».                                                                                                   

«Баядерка»

Открыл Нуриевский фестиваль балет Людвига Минкуса «Баядерка». Баядерками называли индийских девушек, которые служили танцовщицами в местных храмах, что и определяет колорит спектакля. В роли баядерки Никии выступила одна из самых интересных балерин современности – заслуженная артистка России Оксана Кардаш, прима-балерина Московского академического музыкального театра им. К. С. Станиславского и Вл. И. Немировича-Данченко. Ее Никия тонкая и изящная, с очень выразительными руками, словно хрустальная в своей беззащитности перед ударами судьбы. Особенно пронзительно ее тема звучит во втором акте, в трагическом танце с корзиночкой. Партию пылкого и обаятельного мужа-воина Солора исполнил Кимин Ким из Мариинского театра. Его танец настолько легкий и воздушный, словно танцовщику не составляет труда выполнять сложнейшие элементы классического балета. Артисты гармонично смотрелись в дуэте, и оба летали над сценой в прыжках с баллоном (зависание в воздухе), вызывая восторг зрителей.

Партию Гамзатти, дочери раджи, исполнила балерина нашего театра Аманда Гомес. Во втором акте танец Гамзатти технически очень сложный. И в медленной части (адажио), и в быстрой (аллегро) много пуантовых вращений, больших прыжков и других балетных сверхтрудностей. И все это балерина выполнила на очень высоком уровне и с царственным достоинством.

К числу самых знаменитых сцен классической хореографии принадлежит картина «Царство теней», или, как ее еще называют, акт «Теней», когда на сцену одна за другой выходят 32 балерины. Они исполняют серию арабесков, а затем следует трудное адажио, где танцовщицы должны двигаться абсолютно синхронно, что является сложнейшим испытанием для кордебалета. И здесь уместно сказать добрые слова о наших артистах, исполнительское мастерство которых растет с каждым годом. Хореограф Наталья Макарова как-то сказала, что в балете «Баядерка» главная роль отведена кордебалету, где каждая танцовщица – прима-балерина. И все же кордебалет должен работать как единое целое, танцевать и дышать как одно. Именно так все и было – красивое и завораживающее зрелище.

«Дон Кихот»

Балет по мотивам романа Мигеля Сервантеса «Хитроумный идальго Дон Кихот Ламанческий» на музыку композитора Людвига Минкуса в Татарском академическом идет в постановке Мариуса Петипа и Александра Горского в редакции Владимира Яковлева. Но если в романе Сервантеса приключения Рыцаря печального образа являются основой сюжета, то в балете Дон Кихот и его верный оруженосец Санчо Панса – лишь второстепенные персонажи лирико-комического амплуа, а основное действие сосредотачивается на любовной истории дочери трактирщика Китри и цирюльника Базиля.

Интересно, что Людвиг Минкус – австрийский композитор, более 35 лет проработавший в России, – именно после создания музыки для балета «Дон Кихот» (а его премьера состоялась в Большом театре в 1869 году) получил место первого композитора балетной музыки при дирекции Императорских театров. А все потому, что он создал балет-праздник. Музыка «Дон Кихота», искрящаяся, как шампанское, – гимн жизни и любви. Настроение молодости и легкости подхватил балетмейстер Мариус Петипа. Он материализовал эту жизнерадостность в искрометности танца и его технической сложности. Сегодня «Дон Кихот» – один из самых виртуозных балетов в классическом репертуаре, а исполнение партий Китри и Базиля – настоящий экзамен для артистов. И сложность заключается даже не в том, чтобы исполнить все технически сложные элементы, а в том, чтобы сделать это легко, задорно и изящно.

Не удивительно, что в спектакле собралось целое созвездие настоящих мастеров танца. Организаторы фестиваля всегда дают возможность казанскому зрителю увидеть исполнительскую манеру и технические возможности разных артистов. В партии Китри блистала Мария Виноградова из Большого театра. Ее партнером на сцене был танцор Михайловского театра Иван Васильев. Роли Эспады и Уличной танцовщицы также достались артистам Большого театра. Китри-Виноградова с великолепным апломбом (устойчивость на пальцах) и четкой хореографической дикцией исполнила все элементы классического танца на пуантах с партнером и без него, каждое па в ее танце имело законченность и форму крупного каллиграфического пластического почерка. Базиль-Васильев показал уверенный атлетический танец, высокую технику исполнения – он заворожил зал фантастическими вращениями и полетными прыжками. Пара выглядела органично, продемонстрировав в дуэте мастерство и отличное чувство партнера, что не всегда можно увидеть у артистов из разных театров.

В балете «Дон Кихот» овации традиционно срывает цыганский танец и его чувственное исполнение. Таким оно и было у Кристины Карасевой (Большой театр). Многие музыканты и критики пытались разгадать секрет цыганского танца: что делает его таким притягательным? Ведь это не просто танец – это особое мировоззрение, в котором есть и внутренняя свобода, и жгучий сплав эмоций и ритма. Существует мнение, что в выходе и в медленной части цыгане танцуют не совсем в музыку, а как бы чуть-чуть отстают от нее, что и создает ощущение напряженного ритма, эмоционального накала и внутренней, вот-вот готовой взорваться страсти. В нашем театре такая традиция исполнения цыганского танца в балете «Дон Кихот» сформировалась довольно давно. Во всяком случае, в 1990-е годы эту партию великолепно исполняла наша балерина Луиза Мухаметгалеева.

Если же подвести итог состоявшемуся спектаклю «Дон Кихот» в рамках Нуриевского фестиваля, то артистам удалось создать атмосферу праздника и передать ее зрителю, который весь вечер был так же счастлив, как и герои спектакля.

«Анна Каренина»

В завершение фестиваля Санкт-Петербургский государственный академический театр балета Бориса Эйфмана представил спектакль «Анна Каренина» на музыку П. И. Чайковского. Показы балета по одноименному роману Л. Н. Толстого проходили 25 и 26 декабря в рамках межрегионального направления «Большие гастроли», организованного Федеральной дирекцией музыкальных и фестивальных программ «РОСКОНЦЕРТ» по поручению Министерства культуры РФ. Интересно, что театр Бориса Эйфмана привез сразу несколько составов солистов.

Творческий почерк Бориса Эйфмана казанскому зрителю знаком, поскольку его театр уже представлял в столице Татарстана отдельные номера и целые спектакли, в том числе и по русской классике (в частности, «Евгений Онегин» по одноименному роману в стихах А. С. Пушкина). Это всегда интересная, иногда спорная, но пропитанная личным отношением художника интерпретация классического произведения, которая органично сплетается со свойственной только Эйфману хореографической стилистикой и невероятно эмоциональной пластикой. «В романе «Анна Каренина» есть не только погружение в психологический мир героини, – считает Борис Эйфман, – но и настоящее психоэротическое осмысление ее личности. Даже в сегодняшней литературе мы не найдем подобных страстей, метаморфоз, фантасмагорий. Все это стало сутью моих хореографических размышлений».

Хореограф убрал все второстепенные линии, сосредоточившись на любовном треугольнике Анна – Каренин – Вронский, и создал более четкие, драматургически выстроенные образы. Так, в романе Каренин – чиновник, не вызывающий эмпатии читателя, его чувства скрыты за маской благопристойности. Но, как выразился Эйфман, «балет – это особая область реализации психологических драм». Хореограф срывает маску, и мы смотрим на Каренина другими глазами. Мы видим, прежде всего, зрелого мужчину, который любит женщину, а она уходит от него. Боль и страдание Каренина не менее мучительны и страшны. И вот уже симпатии зрителя на стороне Каренина. Таким предстал перед нами этот герой в исполнении Дмитрия Крылова (кстати, нашего земляка, выпускника Казанского хореографического училища). Дуэты Анны и Каренина во втором акте по своему эмоциональному накалу полны драматизма: как два океана, две разные стихии, два мира они сталкиваются в невозможности сосуществования. Все это находит отражение в хореографической стилистике, пластике, потрясающих поддержках.

Анна (ее партию 26 декабря исполнила Дарья Резник) также сумела создать цельный, эмоционально насыщенный образ. Ее героиня поглощена разрушающей страстью. Эта зависимость стала ее болезнью и страданием, от которых она смогла освободиться, выбрав смерть. На пресс-конференции, состоявшейся перед спектаклем, балерина рассказала, что танцует эту партию уже пять лет. «Все это время моя роль растет вместе со мной, – призналась она. – Каждый спектакль я открываю в ней какие-то новые грани».

Балет от начала и до конца пронизан психоэмоциональным напряжением, что ввергает зрителя в водоворот страстей персонажей, заставляя его не только размышлять о судьбе героев, но и вместе с ними любить и переживать. Мы увидели глубокое погружение во внутренний мир человека, без осуждения, без морализаторства. Блестящая техника артистов театра Эйфмана стала инструментом выразительности нового хореографического искусства, формой, наполненной густым эмоциональным содержанием. Психологический балет Эйфмана о том, что понятно каждому. Не случайно поставленный в 2005 году спектакль «Анна Каренина» за 15 лет стал брендом театра и вызывает большой интерес и в России, и за рубежом.

Закончился XXXIII Международный фестиваль классического балета имени Рудольфа Нуриева. Чем же живет современный балетный мир? Безусловно, сохранением классического наследия хореографического искусства. А еще – поиском новых, оригинальных пластических форм, способных выразить то, что волнует человека сегодня, что позволяет зрителю радоваться, мечтать и грустить вместе с героями спектаклей.


Поделитесь в социальных сетях

Информация о прессе

Автор:

Марина Горшкова 

СМИ:

Журнал «Республика. XXI век

Источник: