КУПИТЬ БИЛЕТЫ
RUS
/ В Татарском оперном театре осовременили «Спящую красавицу»

В Татарском оперном театре осовременили «Спящую красавицу»

20 мая 2021

Вторым спектаклем XXXIV Нуриевского фестиваля стала премьера «Спящей красавицы». Мировой шедевр балетного искусства был представлен в версии художественного руководителя балетной труппы ТАГТОиБ им. М. Джалиля Владимира Яковлева. В его редакции спектакль получился дорогим, стильным, с потрясающими декорациями и богатыми костюмами. Художник-постановщик Анатолий Нежный особое внимание уделил деталям, добиваясь исторической достоверности. Публика тепло приняла все нововведения в спектакль, считающийся хрестоматией классического балета.

«Любой спектакль имеет определенный период жизни»

Роскошная феерия на музыку Петра Чайковского в постановке Мариуса Петипа стала визитной карточкой русского балета и не сходит со сцены уже более 130 лет. Свои интерпретации сказки Шарля Перро создавали разные хореографы, в том числе и Рудольф Нуриев. В Казани спектакль был впервые поставлен в 1959 году с последующими редакциями в 1973, 1988, 1997 и 2003 годах. Зрителю XXXIV Нуриевского фестиваля показали версию худрука балетной труппы ТАГТОиБ им. М. Джалиля Владимира Яковлева.

— Любой спектакль, как и человек, имеет определенный период жизни. Он стареет не только потому, что стареют декорации или изнашиваются костюмы, он стареет и морально. Еще Мариус Иванович Петипа говорил, что постановщик, берущийся за такое полотно, имеет полное право сказать свое слово, показать свое видение, а не просто слепо перенести тот спектакль, который был. В оригинале балет идет 4,5 часа, сейчас никто такого не выдержит. Почему шедевры классического наследия, такие как «Лебединое озеро», «Баядерка», «Жизель», существуют по сегодняшний день? Потому что они все равно возобновляются, в них что-то вносится, появляется другая техника танца. Мы считаем, что спектакли не должны доживать до такого состояния, когда на них уже жалко смотреть. В принципе, у нас был неплохой спектакль, но мы решили, что шедевры нужно сохранять, — пояснил Яковлев.

Сейчас «Спящая красавица» стала не трехактной, а двухактной. На антракт приходится 100-летний сон Авроры, что выглядит вполне логичным. Яковлев вернул некоторые музыкальные номера, которые были купированы прежде. Это, например, сцена c вязальщицами между прологом и первым актом. Она была в оригинале, но в прошлой постановке оперного исчезла. По мнению хореографа, она нужна для того, чтобы зрителю стало понятно, откуда во дворце взялась спица, ведь король Флорестан XIV, опасаясь осуществления пророчества злой феи, велел их все уничтожить. Кроме того, хореограф изменил несколько мизансцен. К примеру, ему показалось, что пробудившаяся от векового сна Аврора слишком быстро собралась под венец с принцем Дезире. Яковлев показал взаимоотношения героев, их чувства, как он выразился, «развернул музыкальный материал».

Хореограф добавил и новое — танец Белой Кошечки и Кота в сапогах, Волка и Красной Шапочки.

— Я позволил себе поставить два номера в дивертисменте. Хореографическая лексика спектакля не нарушена, я немножко сделал это по-другому. Такая ситуация более современна: можно провести параллель — это часто происходит в семьях.

А вот злую колдунью Карабос Яковлев, как и в предыдущей постановке, оставил танцующей. У Петипа фея была злобной страшной старухой с клюкой. Эту партию исполняли мужчины, и она была «ходячей». В нынешней версии зло воплощено в молодой красивой фее, ее скверный характер выдает лишь костюм — черное платье, напоминающее паучью сеть, и длинные перчатки с блестящими серебристыми когтями.

Ручная работа: камни, бисер, пайетки

«Спящая красавица» — балет прежде всего зрелищный: здесь много костюмов, богатая сценография. В первом действии зритель погружается в эпоху Людовика XIV, во втором — во времена Людовика XVI. Автору художественного оформления балета Анатолию Нежному (Москва) удалось передать всю эту сумасшедшую роскошь и сохранить историческую достоверность. В версии 2003 года не было разницы между эпохами Людовиков — ни в костюмах, ни в декорациях. В этот раз одежда сцены меняется полностью четырежды, также четыре раза переодеваются и артисты, включая кордебалет.

— За столетие меняется господствующий стиль: происходит переход от барокко с его пышностью и тяжеловесностью к изящному и легкому рококо, на смену тяжелым платьям и большим парикам приходят легкие ажурные наряды с множеством мелких деталей, аккуратные парики, мушки и шлейфы. Все это точно отражено в сценографии и костюмах спектакля. Сегодня, используя современные ткани, мы можем создавать легкие костюмы, удобные для танца, при соблюдении исторически «правильных» силуэтов. Прогресс позволил нам максимально бережно сохранить идеи авторов спектакля: создать настоящую сказку, искрящуюся феерию», — рассказал Нежный.

Всего для премьеры было сшито более 300 костюмов, изготовлено 60 париков, что по объему хватило бы на три спектакля. В фойе во время антракта на выставленных стендах можно было посмотреть, как раньше выглядела постановка. И я вам скажу — это небо и земля. Прежние одеяния на балеринах пуритански скромны и даже слегка нелепы. Нынешнее богатство сценической одежды поражает воображение. Художник-технолог по костюмам Елена Нецветаева рассказала о том, как они создавались:

— Каждый костюм создан и расшит вручную. При их изготовлении мы не использовали готовые набивные ткани, а рисовали на тканевой основе оригинальные орнаменты по эскизам художника. Аппликации, тамбурная вышивка — все сделано вручную. Костюмы расшиты камнями, бисером, пайетками. Нет ничего, что можно было увидеть в магазине или в интернете, все создавалось нами самостоятельно.

Публика рукоплескала

18 мая в спектакле была задействована труппа самого оперного, а 19 мая — прима-балерина Английского национального балета Мария Кочеткова (Аврора), премьер национального Большого театра оперы и балета Белоруссии Артем Баньковский (принц Дезире), солистка Большого театра Антонина Чапкина (Фея Сирени), Олеся Пичугина (Фея Карабос).

Зритель очень тепло встретил премьерный показ. Бурю аплодисментов сорвали исполнители главных партий Кристина Андреева и Вагнер Карвальо. Традиционно публика искупала в овациях Аманду Гомес (Фея Сирени). Прекрасен был дуэт Александры Елагиной (принцесса Флорина) и Олега Ивенко (Голубая Птица). Автор этих строк со своего девятого ряда уловил даже внешнее сходство Ивенко с Рудольфом Нуриевым, который дебютировал в этой партии на западе, после того как не вернулся в СССР. Криками «Браво!» заканчивался каждый выход артиста на сцену.

Прекрасно вписались в ткань спектакля, оживили его нововведения Владимира Яковлева. Танец Кота и Кошечки в исполнении Ольги Алексеевой и Фаяза Валиахметова выглядел очень стильно и свежо и не раз вызывал у зрителей улыбку. Также забавно и аутентично смотрелись Красная Шапочка и Серый Волк в исполнении Ланы Халимовой и Глеба Кораблева.

Директор императорских театров Иван Всеволожский, предлагая поставить «Спящую красавицу» Петипа и Чайковскому, говорил, что этот спектакль станет визитной карточкой русского балета. Владимир Яковлев признался, что попытался сделать так, чтобы его постановка стала визитной карточкой Татарского театра оперы и балета. Судя по реакции публики, у него это получилось.