КУПИТЬ БИЛЕТЫ
RUS
/ В казанской опере поймали «Летучую мышь»

В казанской опере поймали «Летучую мышь»

24 сентября 2016

Вчера открыл очередной сезон Татарский академический театр оперы и балета им. М. Джалиля. Открыл традиционной премьерой, но неожиданно — премьерой оперетты. Чего не было последние пятнадцать лет. При подготовке нового спектакля театр шел на определенный риск, но он оправдался. На премьере побывала корреспондент «Реального времени».

Тот, кто будет пить шампанское

«Летучая мышь» нынешнего сезона — пятая в истории театра. Последний раз эта оперетта Иоганна Штрауса ставилась в 2000 году. В одной из постановок дебютировал на сцене казанской оперы нынешний главный дирижер ТГАТ им. М. Джалиля Ренат Салаватов, бывший в то время главным дирижером ГСО РТ. Музыкальный руководитель вчерашней премьеры — его ученик Нуржан Байбусинов, налицо преемственность.
«Откупори шампанского бутылку иль перечти «Женитьбу Фигаро», — так советовал классик избавляться от грустных мыслей. Хорошая оперетта — тоже своего рода шампанское, плещущее через край и веселящее. Что и показала вчерашняя премьера, когда после окончания спектакля переполненный зал долго аплодировал стоя.
На этот раз театр рискнул, доверив постановку спектакля молодой команде. В нее вошли: режиссер Анастасия Удалова, уже названный Нуржан Байбусинов, сценографы из Казахстана Софья Тасмагамбетова и Павел Драгунов. Анастасия Удалова, выступая на предваряющей открытие сезона пресс-конференции, сразу же определила концепцию спектакля: никакого переноса действия, публике будет предложена классическая версия оперетты Штрауса.
В принципе, это было логично, и к этому располагало ставшее уже хрестоматийным либретто Н. Эрдмана и М.Вольпина. Да и казанская публика, истосковавшаяся по этому легкому трудному жанру оперетты, скорее всего, ждала именно классического прочтения. Итак, театр рискнул. Но тот, кто не рисует, не пьет шампанское. В казанской опере риск оправдался.

Золото, золото падает с неба

С первых же минут спектакля становится очевидным, что режиссер и сценографы работают в прочном альянсе. «Золотая» оперетта Штрауса находит в прямом смысле «золотое» воплощение. Именно золотым цветом доминирует визуальное решение спектакля.
И неожиданно на сцене оживает сам Штраус, он дирижирует, играет на скрипке, наблюдает за персонажами. Солист балета Станислав Сырадоев (необычайно точная работа, одна из удач спектакля), стильный, выразительный, одет художником в золотой костюм, в этом есть отсыл к Вене, к венским традициям, ведь в этом городе находится памятник Иоганну Штраусу — «золотой» Штраус, почти что символ этого музыкального города.
«Золотая клетка» — образ дома Айзенштайна, откуда постепенно ушла любовь, она вспыхнет вновь только на бесшабашном балу у князя Орловского (Владимир Целебровский). Вальс закружит Айзенштайна (Александр Трофимов) и его жену Розалинду (Катарина Мацкевич), веселый вихрь оживит чувства, придав им свежесть.
Несложная сюжетная коллизия с переодеваниями и неузнаванием разыгрывается актерами легко и непринужденно, с необходимой долей изящества, лирическая стихия на равных существует с характерностью персонажей. И это особенно заметно у Тамары Котовой, исполнительницы партии Адель, и у ее партнера Вячеслава Штыпса (Фальк). Впрочем, и исполнители небольших ролей стали украшением спектакля, и здесь первый респект маститому Виталию Мишле, которого публика увидела в небольшой роли дежурного тюрьмы. Работа Мишле выверена и точна, ему удалось найти ту саму тонкую грань, перейди он которую, и комичность перешла бы в комикование.

На пресс-конференции музыкальный руководитель постановки Нуржан Байбусинов говорил о том, какие подводные камни поджидают дирижера в партитуре оперетты Штрауса, но, похоже, он и оркестр театра благополучно их миновали. Оркестр звучал легко, игриво, изящно, именно так, как требует музыка Штрауса. Традиционно хорошо работал хор театра (хормейстер Любовь Дразнина).
Пожалуй, органичность — одно из основных достоинств спектакля Анастасии Удаловой, когда диалоги, арии и ансамбли гармонично сосуществуют. Есть некий налет театральности, но и отчасти условный текст диалогов, и сам жанр оперетты это допускают.
…Сверху на сцену пролилось золотое конфетти, «золотой» Штраус то вальсировал, то дирижировал оркестром, пары кружились, держа в руках бокалы с шампанским. Веселая, легкомысленная Вена, любимы город Штрауса, где могут происходить самые невероятные истории, где влюбляются, флиртуют, с головой уходят в приключения, эта сказочная Вена царила на сцене. Что ж, иногда можно позволить себе быть несерьезным.