КУПИТЬ БИЛЕТЫ
RUS
/ «Тайная недоброжелательность» как путь к успеху

«Тайная недоброжелательность» как путь к успеху

03 февраля 2017

«Пиковая дама» Юрия Александрова, открывшая XXXV международный фестиваль оперного искусства им. Ф.И. Шаляпина, продемонстрировала еще раз способность казанской оперы делать классические постановки яркими и современными.

Сорок четыре мгновения 
Как известно, у повести Пушкина и либретто «Пиковой дамы», написанного братом Петра Ильича Чайковского Модестом, имеется ряд расхождений. Основные, пожалуй, касаются финала. У Пушкина Лиза, воспитанница Графини, вполне благополучно выходит замуж, а Германн (с непременными двумя «н», подчеркивающими его национальную принадлежность), попадает в дом скорби — Обуховскую больницу для умалишенных.
Германн Пушкина — немец, хотя и с профилем Наполеона. Он — чужестранец. Германн — это не имя, а фамилия героя. У Чайковского Герман, скорее всего, русский, собственно, его национальность нигде не обозначается. Лиза — внучка Графини, то есть обладает более высоким социальным статусом, чем Герман. Финал оперы трагичен — и Лиза, и Герман гибнут.
Томский у Пушкина — внук Графини Анны Федотовны, поэтому семейная легенда про Сен-Жермена и три карты ему хорошо известна. У Чайковского он просто знакомый семьи, но именно его рассказ наталкивает Германа сделать роковой шаг. Деньги, как он поет в финале, «груды золота», нужны ему для повышения статуса. Уже из этого короткого экскурса видно, как Чайковский менял сюжетные коллизии Пушкина в сторону большей трагичности.
Чайковский написал «Пиковую даму» всего за 44 дня, находясь во Флоренции. Причем сочинял музыку, строго идя по фабуле — от начала до конца. Возможно, он бы так и не обратился к повести Пушкина, но поступил заказ от директора Императорских театров Всеволожского написать оперу с действием, происходящим во времена Екатерины II. Любопытная деталь: композитор отождествлял себя с Германом, внося личные переживания в музыкальную ткань спектакля.

Игры взрослых людей

«Пиковая дама» — четвертый спектакль Юрия Александрова на сцене казанской оперы. До этого были «Аида», «Севильский цирюльник», «Любовный напиток». Вообще же, как рассказывает сам режиссер, он не первый раз ставит «Пиковую даму» — счет приближается к десяти. Одна из постановок, она была осуществлена в «Новой опере», вызвала волну критики из-за весьма неординарной режиссерской концепции. Но Александров часто и верно говорит о том, что если в городе один оперный театр, вряд ли стоит идти на эксперимент. И «Пиковая дама» в Казани поставлена в академическом ключе.
Пожалуй, необычностью постановки можно считать, что в казанском спектакле не одна Графиня (Татьяна Ерастова), а множество. Вся ее свита приживалок — это клоны Графини. Как черные вороны они кружат вокруг нее, появляясь в самые трагические минуты действия. Графиня в трактовке Александрова — это олицетворение темной силы, рока, который преследует человека, вовлекая его в водоворот страстей. Гибельных страстей.
Герман (Сергей Поляков) — жертва, жертвы и Лиза (Оксана Крамарева), и Елецкий (Владимир Мороз). Их судьбы так или иначе поломала Графиня. Ее знание секрета трех карт с точки зрения христианства греховно, как и греховна сама игра в карты. Но этот грех придает ей злую силу влиять на жизнь окружающих.
Игра в карты в спектакле Александрова ведется беспрестанно, она идет даже в сцене Миловзора и Прилепы, персонажи одеты в костюмы дамы червей и трефового короля. В сцене Германа и Графини, когда он умоляет ее раскрыть тайну трех карт, старуха кокетливо отходит от Германа, разбрасывая по пути колоду. Эта сцена происходит на фоне огромного портрета Графини в молодости, где она все еще «Московская Венера».
Сценография спектакля (ее автор Виктор Герасименко) лаконична и изящна одновременно — черный прозрачный суперзанавес, придающий действию иллюзорность, минимум стилизованной под екатерининскую эпоху мебели, пафосные люстры, видеопроекции и необычная игра света, когда действие на сцене в нужные моменты становится черно-белым, графичным.
Музыкальный руководитель постановки Марко Боэми, он и стоял в дни премьер за дирижерским пультом, прочел партитуру оперы Чайковского как безусловную трагедию, но трагедию без пафоса, и оттого она кажется еще страшнее. Слишком обыденно, только перекрестившись, уходит в темный водоворот Лиза, слишком поспешно, словно боясь, что передумает, стреляется Герман. В смерть самой Графини сразу трудно поверить. Она даже поначалу кокетничает с Германом, приняв его за очередного поклонника, и вдруг начинает сползать на пол тоже каким-то случайным движением. Страсти роковые губительны.
Карта «пиковая дама» означает при гадании тайную недоброжелательность. В казанской опере все наоборот — «Пиковая дама» на Шаляпинском фестивале задала высокую планку именно узнаваемостью, если не ситуаций, то характеров. Ведь все мы — рабы страстей, хотя и стараемся этого не признавать. Но, как известно, если долго смотреться в бездну, то бездна начинает смотреться в тебя.