КУПИТЬ БИЛЕТЫ
RUS
/ Так поступают все женщины

Так поступают все женщины

04 октября 2016

Татарский академический театр оперы и балета им. М. Джалиля открыл сезон премьерой оперетты.

РИСК ОПРАВДАЛСЯ

В последний раз оперетта значилась на афише казанской оперы пятнадцать лет назад, и это тоже была «Летучая мышь» Иоганна Штрауса. Хотя в бэграунде театра есть связь с этим популярным музыкальным жанром. В свое время главным режиссером казанской оперы был Нияз Даутов, более известный широкому кругу публики не как режиссер, а как исполнитель роли Эдвина в экранизации «Сильвы». Именно после этого фильма к нему пришла настоящая слава.
То, что оперетта в Казани востребована, показывают полные залы на антрепризные спектакли. Хотя их художественные достоинства чаще всего весьма сомнительны. В этом году ТГАТ оперы и балета им. М. Джалиля решил несколько отойти от серьезного репертуара и открыть сезон опереттой, билеты на три премьерных спектакля были проданы практически за день.
Для работы над «Летучей мышью» была выбрана молодежная команда
— режиссер с брегов Невы Анастасия Удалова, до этого времени она сотрудничала с казанским театром только как ассистент оперного режиссера Юрия Александрова. Авторами сценографии сталиСофья Тасмагомбетова и Павел Драгунов из Казахстана, музыкальным руководителем постановки был выбран молодой дирижер, так же из Алматы, Нуржан Байбусинов. Правда, он в Казани частый гость и дирижирует многими спектаклями в театре оперы и балета.
Анастасия Удалова сразу же определила концепцию спектакля:
никакого переноса во времени, постановка должна быть строго в классическом русле.
С такой позицией трудно не согласиться. Когда в городе один музыкальный театр и в его репертуаре всего лишь одна оперетта, логично, что она будет выдержана в классическом ключе. Разумеется, театр рисковал, доверив постановку молодой команде, но риск оправдался.

РУКОВОДСТВО ПО ВОСПИТАНИЮ МУЖЕЙ

В Казани всем остальным предпочли классическое либретто, созданное автором сценария культовых «Весёлых ребят» Николаем Эрдманом и его коллегой Михаилом Вольпиным. В центре спектакля интрига, связанная с взаимоотношениями главных персонажей – Генриха фон Айзенштайна (Александр Трофимов) и его жены Розалинды (Катажина Мацкевич).
Трофимов купается в роли — он статен, красив, с великолепными вокальными данными и по-опереточному зажигателен.
Мацкевич, чей легкий польский акцент придает образу некую пикантность, возможно, менее темпераментна, но вокал ее безупречен, а диалоги полны шарма, певица женственна и ее некоторая холодность — это своего рода тайна, загадка, что всегда интересно.
Вторая опереточная пара — горничная Адель (Тамара Котова, певица с ярко выраженным комическим темпераментом) и Фальк (Вячеслав Штыпс) вносят в спектакль тот самый искрометный юмор, ту стихию характерности, без которой невозможна классическаяоперетта. И пусть на вкус современного зрителя диалоги Эрдмана, возможно, немного наивны, есть в них своя прелесть, за которую публика любит оперетту.
В венской оперетте важен стиль. Тот самый легкий, пьянящий, когда мелодизм захватывает, увлекает, кружит подобно вальсу.
Оперетта Штрауса — это всегда культивируемое легкомыслие.
Но этот легкий жанр — коварен и сложен. К счастью, молодой дирижер Нуржан Байбусинов, кстати, ученик маэстро Рената Салаватова, главного дирижера казанского оперного театра, смог преодолеть все подводные камни. Оркестр, которым он дирижировал, точно уловил специфику музыки Штрауса.
Впрочем, сам Иоганн Штраус тоже… находился на сцене! Да, Анастасия Удалова решила ввести композитора в ткань спектакля, эта роль была доверена солисту балета Станиславу Сырадоеву. В Казани не просто Штраус — Штраус «золотой», именно такой, как украшает Вену. Пожалуй, нет ни одного человека, который побывал в этом замечательном городе и не увидел бы памятника Штраусу — «золотого» Штрауса.
В «Летучей мыши» Штраус очень часто присутствует на сцене, он молчалив, но включен в действие
— играет на скрипке, дирижирует оркестром, сопереживает героям. Вообще золотой цвет в оформлении спектакля — один из доминирующих, и он как бы нечаянно ассоциируется у публики с «золотым» залом венской филармонии, где часто звучит музыка Иоганна Штрауса.
Сценография спектакля на первый взгляд кажется несколько пафосной, но по ходу действия публика понимает, что режиссер и сценографы замыслили спектакль-праздник, пусть немного утрированный, но с некой толикой необходимого для костюмного спектакля гламура. В оперетте ведь все чувства словно сверх меры.
Условная сюжетная коллизия, как это принято в оперетте, легка и незатейлива, и певцы, занятые в спектакле, что, несомненно, ощутила публика, разыгрывают ее так же легко и виртуозно, причем отточены и вокальные номера, и диалоги; переход после арии к диалогу, что весьма сложно, происходит органично. Счастливый конец неумолимо приближается, без него нет оперетты,
фокус с карнавальным костюмом Розалинде удался, и потенциально неверный муж раскаялся.
«Летучая мышь» в Казанской опере получилась изящной вещицей, которая притягивает взгляды и после которой словно остается послевкусие — беззаботной жизни, в которой царят галантные мужчины и очаровательные женщины, где всё невсерьёз, но иногда за шуточной репликой можно уловить что-то достаточно серьёзное. И — самое главное — музыка Иоганна Штрауса, которая дает душе полёт, кружит, интригует, завораживает.