КУПИТЬ БИЛЕТЫ
RUS
/ От комедии к драме через абьюз: в Татарском театре оперы и балета открыли сезон

От комедии к драме через абьюз: в Татарском театре оперы и балета открыли сезон

25 сентября 2021

О возвращении оперы «Паяцы» в театр разговоры шли еще в прошлом сезоне. Не зря ее концертной версией был открыт XXXIX Шаляпинский фестиваль.

За режиссерскую работу взялся Юрий Александров, известный казанцам работами «Сююмбике» Резеды Ахияровой, «Аида» Джузеппе Верди, «Любовный напиток» Гаэтано Доницетти и другими.

«За свой профессиональный путь я ставил множество версий оперы "Паяцы". И надо сказать, я всегда старался найти новые ракурсы и акценты, волнующие меня в данный момент. Надеюсь, мои усилия оценит публика. Мне хотелось подарить казанцам умный, красивый спектакль», - рассказал режиссер.

Жизнь как она есть – по словам Юрия Александрова, показать это на сцене стало основной целью при постановке спектакля. Не мудреное стремление, учитывая, что сама опера является ярчайшим примером веризма – стиля, согласно которому произведение должно показывать житейские проблемы обыкновенных людей, транслировать бытовые конфликты, при этом раскрывая трагедии героев и их эмоциональные переживания.

Перепалка в сюжете «Паяцев» закручивается нешуточная. Все перипетии сплетаются внутри коллектива передвижного цирка. Хозяин труппы Канио (Ахмед Агади) подозревает свою жену Недду (Гульнора Гатина) в неверности и, убедившись в своих догадках, в порыве страсти убивает свою возлюбленную и ее любовника Сильвио (Владимир Целебровский) прямо во время представления.

«Пожалуй, самое сложное в опере "Паяцы" ― помочь певцу органично существовать в двух ипостасях: психологической драме в первом действии и бурлескной комедии dell'arte ― во втором», - говорит режиссер.

И кажется, сам Юрий Александров развел эти две «ипостаси» внутри спектакля по разным полюсам: если комедия – то до колик в животе, а если трагедия – то до грани безумия. Да и вообще каждая эмоция здесь докручена до предела. Страстная любовь между Неддой и Сильвио, подлое коварство Тонио (Лестер Линч), убийственная ревность и вселенское разочарование Канио - пожалуй, сосуществование всего и сразу в небольшой двухактной опере и делает ее уникальной среди других постановок.

«Главная наша задача ― сделать происходящее на сцене максимально достоверным, бьющим в цель. Опера "Паяцы" не имеет аналогов. Она как натянутый нерв, как удавка на шее зрителя, держащая в напряжении в течение всего действия», - поясняет сам режиссер.

И кажется, сам Юрий Александров развел эти две «ипостаси» внутри спектакля по разным полюсам: если комедия – то до колик в животе, а если трагедия – то до грани безумия. Да и вообще каждая эмоция здесь докручена до предела. Страстная любовь между Неддой и Сильвио, подлое коварство Тонио (Лестер Линч), убийственная ревность и вселенское разочарование Канио - пожалуй, сосуществование всего и сразу в небольшой двухактной опере и делает ее уникальной среди других постановок.

«Главная наша задача ― сделать происходящее на сцене максимально достоверным, бьющим в цель. Опера "Паяцы" не имеет аналогов. Она как натянутый нерв, как удавка на шее зрителя, держащая в напряжении в течение всего действия», - поясняет сам режиссер.

И хотя политика Татарского театра оперы и балета остается неизменной – сохранить академическое наследие и не допускать низкопробных экспериментов в стенах театра – в спектакле нашлось место для режиссерских нововведений, которые органично вписались в события калабрийской деревне Монтальто в Италии между 1865 и 1870 годами.

К примеру, Сильвио больше не местный крестьянин, а приглашенный артист театра. Одурманивают чувства любви его не сразу – поначалу Недду он воспримет как очередную, поддавшуюся на его чары, девушку. Но позже проникается к ней настоящими чувствами. Правда «переобувается» он весьма стремительно. За время дуэта с Неддой он проходит трансформацию от самовлюбленного нарцисса до любящего без памяти филантропа.

«Задача музыкального режиссера в том, чтобы раскрыть партитуру, прочесть ее. Я учился этому 20 лет. Образ Сильвио, созданный нами, не противоречит, а гармонично вписывается в концепцию, в музыкальную составляющую. Для крестьянина у него слишком изысканная музыка», - пояснил Юрий Александров.

Но интереснее всего проследить, как в казанской версии «Паяцев» смещен акцент со страдания Канио на трагедию Недды. Если в концертной версии прошлого сезона все сострадание зрителя было направлено в сторону обманутого женой Канио, то теперь сам Канио становится виновником своего несчастья.

«Я играл в нескольких режиссерских версиях "Паяцев", и ни одна из них не похожа на то, что появилось на сцене Татарского музыкального театра. Канио здесь – настоящий тиран. Его боятся все – труппа, жена и даже местные горожане. Мне пришлось вытащить из себя всю жестокость, чтобы соответствовать своей роли», - рассказал Ахмед Агади.

Недда здесь становится пленницей ситуации – спрятаться от домогательств со стороны Тонио и тиранических отношений мужа ей некуда, она – сиротка. И лишь в чувствах к Сильвио она находит утешение.

«Несомненно, Недда ― это жертва. Ее жизнь ― клетка. Но она из-за всех сил противится этому», - считает режиссер.

Смещая таким образом акцент, Александров поднимает в опере острую социальную тему – роль женщины в мужском мире. Занятно, что попытка ее неповиновения, вызов обществу заканчивается ее гибелью.

Аншлаги в театре – не фокус, билеты на все постановки всегда расходятся как горячие пирожки. Но кажется, опера «Паяцы» претендует стать востребованной у публики на многие сезоны вперед. Все потому, что в центре оперы ― человеческие страдания, накаленные до предела. В этих пяти героях и их взаимодействии заключена жизнь.

«Все, что происходит на сцене, применимо к каждому из нас. Кто не сталкивался с деспотизмом, насилием, несправедливостью?.. Это те темы, которые всегда будет будоражить публику», - уверен режиссер.

Бонусом зритель несомненно получит и эстетическое удовольствие. Несмотря на скромное количество главных героев и камерность самой оперы (действие длится около полутора часов), на декорации в театре не поскупились. Перед глазами предстают мощные жесткие декорации, списанные с обстановки реально существующей деревушки Монтальто. Правда, на «деревушку» в российском понимании это мало похоже: по словам режиссера, в таких местах в Италии легко можно наткнуться на церквушку, расписанную Джотто.

«Бытует мнение, что небольшое количество исполнителей должно соответствовать небольшому количеству декораций. Но на деле это не так. Здесь большая сцена, которая требует наполнения. Мы сделали объемные декорации, которые отлично принимают свет. У нас около 40 световых положений на небольшую двухактную оперу ― такое не каждый театр может себе позволить», - заметил Александров.

Кстати, свет здесь играет немаловажную роль – он меняется в соответствии с настроением главных героев.

Уже сегодня состоится повторный показ спектакля вторым составом. Роль Канио исполнит Николай Ерохин, в лице Недды выступит Валентина Феденева, за партию Тонио будет в ответе Станислав Трифонов, Сильвио сыграет Артур Исламов, а Беппо – Денис Хан-Баба.