КУПИТЬ БИЛЕТЫ
RUS

Накануне юбилея

09 марта 2021

В ряду международных музыкальных событий, проводимых в Казани, оперный фестиваль имени Ф. И. Шаляпина имеет беспрецедентное значение в культурной жизни Республики Татарстан. Неослабевающий интерес к нему со стороны общественности, мирового музыкального сообщества позволяет проводить его ежегодно, на протяжении тридцати девяти лет. За этот долгий период народилось новое поколение любителей классики, воспитанное на эстетически прекрасных традициях вечного искусства оперного пения.

XXXIX международный оперный фестиваль имени Ф. И. Шаляпина состоялся в феврале 2021 года (01.02.2021 — 27.02.2021) в Казани в сложнейших условиях локдауна, объявленного в связи с пандемией COVID-19. Татарский театр оперы и балета имени Мусы Джалиля стойко преодолевает создавшиеся жёсткие современные условия и эффективно продолжает работать в штатном режиме при соблюдении необходимых условий строгого регламента 50%-ной заполняемости зала.

К примеру, в сентябре 2020 года имела оглушительный успех премьера хореографической композиции Владимира Васильева «И воссияет вечный свет» на музыку «Реквиема» Моцарта. Декабрь этого же года познакомил меломанов с первым национальным мюзиклом молодого перспективного татарского композитора Эльмира Низамова «Алтын Казан» (на либретто Рената Хариса на основе легенд о возникновении Казани). Таким образом, творческая жизнь оперного театра не замирает, ко всеобщему удовлетворению многочисленной казанской публики. Афиша нынешнего Шаляпинского фестиваля включала восемь оперных спектаклей, девятый «Паяцы» — прошел в концертном формате перед своей будущей премьерой, и завершили Шаляпинский фестиваль два Гала-концерта.

На XXXIX международном оперном фестивале Ф. И. Шаляпина нельзя не отметить замечательный кастинг певцов, где собралось созвездие имен знаменитых талантливых исполнителей. Это прославленная певица, засл. арт. России Альбина Шагимуратова, звёзды Мариинки: Татьяна Сержан, Владислав Сулимский, Роман Бурденко и другие известные мастера оперного пения. В период пандемии жизнь европейских театров замерла, и наши звёзды имели редкую возможность встретиться с российской публикой. На спектаклях чувствовалось всеобщее воодушевление от посещения любимого театра и встречи с оперной классикой. Публика истосковалась в вынужденной изоляции по ярким впечатлениям от музыки, прекрасного пения и неповторимой театральной атмосферы.

Яркой, запоминающейся стала прелюдия оперного фестиваля, представившего концертное исполнение оперного хита «Паяцы», около полувека отсутствовавшего в репертуаре театра. Артисты воссоздали истинный дух сочинения Леонкавалло с кипением веристских страстей, любовных драматических переживаний в классической модели «театра в театре». Реальный сюжет, как утверждают исследователи, из жизни Леонкавалло, приобрёл силу подлинных страстей, вызвав бурные эмоции меломанов. И это, благодаря блестящему составу солистов Мариинки — Ахмеду Агади (Канио), Роману Бурденко (Тонио), Евгении Муравьевой (Недда) и Владиславу Куприянову (Сильвио). Концертный показ восринимался как настоящий спектакль, настолько всё было живо, в движении, четко были прорисованы мизансцены, в которых артисты демонстрировали свободу сценического движения и яркие моменты драматических коллизий. Чувствовалось, что эмоциональному «искрящемуся» дирижёру Марку Боэми невероятно близка эта родная итальянская музыка своей красотой и жгучей экспрессией, которую он смог передать в интерпретации.

Зарубежная оперная классика вошла в афишу фестиваля в лице Россини, Верди и Пуччини, русская — с именами Мусоргского и Чайковского. Из восьми спектаклей, поставленных в разные годы режиссерами Михаилом Панджавидзе, Юрием Александровым и Ефимом Майзелем в начале ХХI-го века, большинство из них сохранили актуальность концепции, свежесть режиссерских решений и соответствие требованиям современного музыкального театра.

Из фестивалей палитры выделились, на мой взгляд, «Трубадур», «Туран-дот», «Набукко», «Борис Годунов» и «Севильский цирюльник». Интересно, что эти призовые места они завоевывали раньше не каждый год. В большей степени, это зависело от актерского состава, ибо все остальные компоненты (режис-серское видение, уровень оркестра, хора, сценографическое решение) полностью устоялись и со временем обогатили органику спектакля. «Трубадур» раскрылся с новой стороны, благодаря блестящему составу мастеров — Татьяны Сержан (Леонора), Владислава Сулимского (Граф ди Луна), Елены Витман (Азучена) (все трое из Мариинского театра), Михаил Пирогов (Манрико, из Красноярской оперы). Наиболее удачной была интерпретация ролей у Татьяны Сержан и Владислава Сулимского, очаровавших общество красотой оперного пения и актерским мастерством. А молодой исполнитель Михаил Пирогов пока далек от совершенства, несмотря на удивительные природные вокальные данные. Сценическая скованность, неуклюжесть движений, отсутствие ярких актерских решений помешали молодому певцу раскрыть основной образ драмы — Манрико. «Трубадур» — один из любимых спектаклей казанской публики, существующий в постановках разных режиссеров. С новым составом солистов произошло удивительное перевоплощение спектакля, ставшее одним из ярких впечатлений нынешнего фестиваля, на мой взгляд.

В разных певческих составах постановка «Турандот» в режиссуре Михаила Панджавидзе сильно воздействует на восприятие зрителей на протяжении десяти лет со дня премьеры. Солисты главных и второстепенных партий давно знакомы и любимы публикой. И тем не менее впечатление от «Турандот» не тускнеет год от года. Возможно потому, что восточный сказочный сюжет, по-ложенный в основу пьесы Карло Гоцци, в постановке Панджавидзе из трагико-мической сказки превращается в высокую трагедию с сильными характерами ее героев. Огромного психологического воздействия на зрителя достигают драматические сцены оперы: это суровые архаичные хоры, душераздирающие массо-вые сцены, рисующие жёсткие пытки невинных жертв с кульминационной картиной траурного шествия на казнь осуждённого принца. Особого трагизма достигает кульминационная вершина в финале оперы, в сцене смерти Лиу, рабыни-китаянки, приносящей себя в жертву своему чувству во имя спасения Калафа.

Сильно воздействует на зрителя затухающий в оцепенении финал, оставляющий вопросы, но являющий собой жизненную достоверность и трагическую глубину в отличие от «счастливого» финала в духе Хэппи Энд.

Особой любовью зрителя пользуется бессмертное творение Джоаккино Россини — искрометная комическая опера «Севильский цирюльник», столь востребованная и необходимая как глоток свежего воздуха в период пандемии. Ее жизнеспособность поистине неисчерпаема. Редкие оперные экземпляры изоби-луют таким количеством приколов, неожиданных сюжетных поворотов дей-ствия, нескончаемого смеха, которые мы наблюдаем в театральной вакханалии Юрия Александрова. Его стиль эпатажен и органичен одновременно, изобретателен на сюрпризы и вобрал в себя эстетику самых разных стилей. Приглашение на титульные партии новых солистов (Фигаро — Константин Шушаков из Большого театра, Розина — Антонина Весенина из Мариинки, Дон Базилио — Михаил Казаков из Большого театра России, ТагТОБ им. М. Джалиля) обновили кровь спектакля, захватили зрителя блестящим мастерством и новым прочтением знакомых образов. Дирижёр Марко Боэми был великолепен в интерпретации гениальной музыки Россини и одним из актеров бессмертной комедии.

Казанская публика с особым пиететом встречает «Бориса Годунова» Мусоргского, памятуя о феноменальном исполнении Федора Ивановича Шаляпина партии Бориса Годунова и Пимена. Апробированный в прошлом состав солистов с Михаилом Казаковым в центральной партии царя Бориса, производит глубокое впечатление. Перед зрителями предстает многогранный образ русского царя Бориса — властного, метущегося, безмерно страдающего, растерянного, раскаявшегося и гибнущего от невыносимых душевных мук.

А «Травиата» и «Пиковая дама» не стали событием на XXXIX междуна-родном оперном фестивале им. Ф. И. Шаляпина. В первом спектакле мы не увидели заявленную Альбину Шагимуратову в партии Виолетты. Ее заменила солистка Михайловского театра Светлана Москаленко. Она не раскрылась в полной мере в титульной партии, в частности, не была выстроена драматургия психологических отношений Виолетты и Альфреда (Сергей Скороходов, Мариинский театр). А партия Жермона Владимиром Сулимским из Мариинки была преподнесена превосходно во всех отношениях. Публику пленили богатый тембр голоса, изумительная вокальная техника и драматическое осмысление роли Жермона.

Тягостное впечатление осталось у меня от «Пиковой дамы». Со временем она превратилась, к сожалению, в среднестатистический спектакль. И состав устоявшийся, и солисты — из столичных театров, и музыка вечная, нестареющая. Все больше прихожу к мысли, что дело в самой постановке — мрачной, тягостной, полной безысходности. К тому же, режиссер переборщил с ирреальной стороной сценического действия — почти в каждой сцене присутствуют мистические духи, призраки, мрачные демоны ада в виде черных обволакивающих теней, как предвестники надвигающейся трагедии. Довольно свежая постановка 2017-го года, на мой взгляд, изживает себя и требует новой режиссерской конструкции мастера. Вполне допускаю, что мое мнение ошибочно.

Завершила вереницу спектаклей новая опера «Сююмбике» о казанской царице, о которой народ веками слагал легенды, воспевая ее божественную красоту, истинную мудрость, стремление к свободе и независимости. Прекрасная музыка Резеды Ахияровой, достойная постановка Александрова 2018-го года, интересное художественное решение спектакля В. Герасименко, умело подобранный состав, в основном, солистов Казанской оперы принесли ей заслуженную славу.

По уровню художественного воплощения исторического сюжета, имевшего место в реальной истории татар, глубокой эмоциональной драматической музыке талантливого композитора и убедительной оперной драматургии новая татарская опера, несомненно, займет высокое место в современном национальном сценическом искусстве.

Светский бомонд заполнил сверкающий зал оперного театра на Гала-концертах 26-27 февраля 2021 года. Благодарная публика рукоплескала знаменитым артистам и радовалась встрече с оперными шедеврами, ослепительными танцами классического балета и полюбившимися хитами поп-музыки и джаза. Обширная программа Гала-концерта представляла разнообразные пласты оперной, балетной, хоровой классической и джазовой камерно-инструментальной и вокальной музыки разных столетий.