КУПИТЬ БИЛЕТЫ
RUS
/ Мэтью Голдинг: Я вырос на хоккее, а не на балете

Мэтью Голдинг: Я вырос на хоккее, а не на балете

18 мая 2016

«События» встретились с представителем Королевского балета Великобритании и расспросили о том, как он стал звездой сцены, почему его мама не требует внуков и почему он никогда бы не влюбился в Спящую Красавицу.
Премьер Ковент-Гарден Мэтью Голдинг - один из самых любимых гостей Нуриевского фестиваля. Он уже пять раз выступал на казанской сцене, безвозвратно очаровав всех женщин в зрительном зале своей уверенной, брутальной манерой исполнения и внешностью настоящего принца из сказки. Нам, журналистам, повезло ещё больше: на интервью, после премьеры балета «Жизель», он приходит без грима, а значит, выглядит красивее примерно в сотню раз. 

- Как часто вам говорят, что вы похожи на Брэда Питта?

- Настолько, что я уже подумываю о карьере в кино! Там и платят больше. Шучу, конечно. Балет - это совсем не про деньги. 

- Вы помните, когда впервые увидели балет?

- Хм. Кажется, это была «Жизель» в исполнении Национального балета Канады. Мне тогда было лет восемь. Но не могу сказать, что в тот же миг начал мечтать о партии графа Альберта. Тогда я хотел играть в хоккей. Но мне удалили почку, и врачи сказали: «Никакого хоккея!». Зато разрешили спортивную гимнастику и танцы. Я несколько лет занимался джазом и хип-хопом, а в балетную школу попал только когда мне исполнилось 14 лет.

- Довольно поздно для того, чтобы впервые встать у станка, разве нет?

- Да, но мне повезло оказаться в Универсальной Академии балета в Вашингтоне. Там у меня были потрясающие преподаватели - Анатолий Кучерук и Алла Сизова. Было очень трудно! Я бы сказал, по-военному. Они заставили меня полюбить дисциплину, поэтому за два года я очень сильно вырос, как танцор.

- Кстати, многие сравнивают балет с армией!

- Я абсолютно в этом убеждён. Наверно, поэтому русским нет равных в балете. Дисциплина в вашей истории, в вашей крови, в ваших телах. Лучшие партнёрши, с которыми мне доводилось танцевать, были русскими. Они знают, как отдавать всю душу на сцене.

«Я НЕ ИЗ ТЕХ, КТО СТРОИТ ПЛАНЫ НА БУДУЩЕЕ»

- Когда вы поняли, что можете стать звездой балета, а не просто статистом?

- На самом деле, я до сих пор не могу в это поверить. Что можно полететь в Россию и станцевать в Мариинском театре или исполнить «Жизель» в Ковент-Гарден. Я никогда не думал, что буду танцором балета, у нас в Канаде никто и не мечтает о хореографическом училище в центре города. Там вообще нет по-настоящему профессиональных учебных заведений, вроде Школы большого театра. Чтобы получить хорошее образование, мне пришлось в 14 лет уехать из дома в Америку. 

- Но вы же были совсем ребёнком, как вы справились в одиночку в чужой стране?

- Мне повезло, я получил стипендию от Академии, которая позволяла мне жить в Штатах и покрывала стоимость за обучения. Плюс ко всему, рядом были люди, которые верили в мой талант. Хотя, на тот момент у меня даже не было по-настоящему классической манеры исполнения. Но я чувствовал музыку, мог делать хорошие прыжки, а остальное уже пришло со временем. И всё же, мне иногда самому не верится, что всё это происходит со мной на самом деле. 

- А вы думали о том, что будет через 10 лет? Ведь вы будете ещё по-прежнему молоды, но танцевать так же восхитительно, как сейчас, уже не получится. Чем вы планируете заняться потом?

- В любом случае, у меня есть ещё 10 лет на сцене! А я не из тех, кто любит строить далеко идущие планы. Пока что я путешествую по всему миру и танцую в разных театрах. Сегодня ночью улечу в Люксембург, там два дня подряд будет «Дон Кихот». Потом поеду на Каннский фестиваль, потом на две недели в Италию, а оттуда - в Токио. Я наслаждаюсь каждым днём моей сумасшедшей жизни. В каждом городе у меня есть друзья, с которыми можно встретиться и сходить в клуб или в спорт-бар, посмотреть вместе хоккей. Например, перед рейсом в Казань я до 7 утра болел за сборную Канады.

- Следите за чемпионатом мира?

- Конечно, я большой фанат! Если бы я мог быть хоккеистом того же уровня, каким танцором сейчас являюсь, передо мной стоял бы действительно суровый выбор. Всё-таки, я вырос на хоккее, а не на балете. Сейчас стараюсь смотреть каждый матч. Сегодня поеду в аэропорт в 4 утра, там и посмотрю игру.

«ИНОГДА Я ДУМАЮ, ЧТО ПОРА ОСТЕПЕНИТЬСЯ»

- Когда же вы спите?

- Сон - для слабаков! Единственное, что я себе позволяю - это иногда пропускать урок. Конечно, когда я на сцене, иногда пробегает мысль: «Чёрт, как же это тяжело!». Но вообще, я обожаю свою работу! Это моя жизнь, часть моей личности. Кроме того, я рос в Америке. А там тебе внушают, что ты непременно должен чего-то добиться в этой жизни. Поэтому сейчас я просто наслаждаюсь теми возможностями, которые даёт мне балет. Круто же - постоянно знакомиться с новыми людьми, танцевать с лучшими партнёршами, думать о следующем выступлении. Это такой дар небес, зачем заморачиваться на том, как это всё трудно?

- Как вам здоровья хватает?

- Да не жалуюсь, мне в этом плане повезло. Но иногда я говорю себе: «Стоп! Мне нужна неделя нормальной жизни!». И лечу в Амстердам, там у меня дом и две абиссинские кошки. Я специально там поселился, потому что не работаю в этом городе, зато путешествовать из него удобно в любую точку мира. Я там отдыхаю.

- Кошки, говорите? Не жена и дети?

- Нельзя получить всё и сразу. Когда живёшь такой насыщенной жизнью, чем-то нужно жертвовать. Иногда я задумываюсь о том, что пора бы уже остепениться. Но потом понимаю, что шанс завести семью у меня ещё будет, а вот танцевать я смогу не всегда. Кроме того, мне повезло в детстве: родители всегда были рядом. А дети моих коллег, в основном, живут с бабушками и нянями. По мне так, несправедливо, что я буду наслаждаться спектаклями и путешествиями, пока жена и дети будут сидеть в одиночестве.

- В России обычно родители начинают прессовать: «Тебе уже 30, давай внуков, хватит ерундой страдать!»

- Нет, моя мама так не говорит. Она живёт на Бермудских островах, и недавно я специально для неё привёз туда гала-концерт фестиваля Dance Open. Так что, пусть я пока и не подарил ей внуков, но зато я дарю ей своё шоу.

«ВЛЮБИТЬСЯ В СПЯЩУЮ КРАСАВИЦУ? ВРЯД ЛИ»

- Вы приезжаете к нам уже в пятый раз. Думаю, не стоит спрашивать, любите ли вы Нуриевский фестиваль?

- Я здесь уже как дома! Обожаю Казань, она очень напоминает мой родной город Реджайна, который находится в самом центре Канады. Атмосфера, ритм жизни, даже воздух такой же! Я восхищён тем, как Казань расцвела за эти пять лет. Когда приехал впервые, здесь были сплошные пробки, стройки и серость. А в этом году я с гордостью показывал город своей партнёрше Саре Лэмб, которая здесь впервые.

- В вашем репертуаре есть герой, которого вы любите больше всего?

- Пожалуй, Базиль из «Дон Кихота». Он забавный, светлый, много шутит. Не сказать, что он глубокий и разносторонний человек, но мне нравится его подход к жизни. Возможно, когда я стану старше, я ещё больше полюблю Онегина. Потому что уже сейчас он задевает во мне какие-то глубинные струны, и мне по-настоящему нравится танцевать в этом спектакле.

- А нелюбимый персонаж есть?

- Принц Дезире из «Спящей красавицы». У меня в голове не укладывается, как он взял и влюбился в девушку, с которой даже не разговаривал. С точки зрения логики всё ясно: он живёт в поисках любви, и вот нашёл подходящий объект для своих мечтаний. Но я не вижу здесь искренности, поэтому мне трудно вжиться в эту роль. Приходится вдвойне старательно подходить к техническим аспектам и танцевать абсолютно безукоризненно. 

- Вам приходится читать много классической литературы, чтобы лучше понять своих персонажей. Пушкин, Шекспир, Бомарше... Это как-то помогает вам в жизни?

- Конечно, изучение характера героя - это одна из самых важных составляющих нашей профессии. Чем больше ты вникаешь в произведение, тем больше понимаешь его мотивацию. Становится очевидным, какие эмоции персонаж испытывает в той или иной сцене, как он меняется от начала до конца спектакля. Кроме того, я смотрю очень много записей спектаклей. Кажется, я уже пересмотрел видео всех остальных танцоров, которые когда-либо исполняли мои роли. Ведь так много способов воплотить персонажа на сцене, а взгляд каждого артиста настолько уникален, что я стараюсь впитывать это всё. И перенимаю штрихи, которые мне больше всего приглянулись.

«В МИРЕ ЕСТЬ И ДРУГИЕ ВЕЩИ, ПОМИМО БАЛЕТА»

- Трудно совмещать безупречную, академическую технику танца и мастерство драматического актёра на сцене?

- Мне тяжелее всего было научиться «играть лицом». То есть, просто выражать эмоции — это несложно. Безукоризненно танцевать нас научили в Академии. А вот совместить и то, и другое, да ещё и делать это непринуждённо - над этим пришлось поработать. Мне повезло, что я выступаю в самых разных театрах - это великолепная школа! Ведь везде свои традиции, свои эмоции, свой стиль. 

- Вам попадаются театры со стереотипной балетной атмосферой? Ну, знаете: зависть, стекло в пуантах, намазанная маслом сцена...

- Да я не обращаю на это внимания, давно прошёл через это всё. Уже не интересно, как работает тот или иной театр, я сфокусирован только на своей роли. А здесь самое главное - есть ли понимание между мной и моей партнёршей. Остальные дрязги просто не имеют значения, я в них не участвую. Если ты уверен в себе и занят своим делом, попросту не остаётся времени на досужие сплетни. Приехал - отрепетировал - выступил - уехал. Понятно, всякое случается. Можно сломать ногу или получить другую серьёзную травму из-за внутренних разборок. Но если вдруг со мной такое произойдёт, я только посмеюсь над этим. В конце концов, это всего лишь балет. То, что я из себя представляю как личность куда важнее, чем стекло в пуантах. Да, это серьёзно, но давайте начистоту: в мире есть и другие вещи, помимо балета.

- Честно скажу: я впервые слышу такую адекватную мысль от артиста. Мало кто понимает, что какой бы любимой ни была профессия, в жизни всегда есть нечто большее. Как вы к этому пришли?

- Мне кажется, нужно потерять кого-то по-настоящему важного в этой жизни, испытать настоящую трагедию, чтобы полностью переосмыслить своё место в этом мире. Сначала ты страдаешь, и раз за разом спрашиваешь: «За что мне это?». А потом словно возвращаешься в реальность после страшного сна и понимаешь: «Что случилось, то случилось. Но даже после этого жизнь продолжается, и она может быть чудесной». И счастье в том, чтобы ходить, дышать, смотреть. Да, танцевать на сцене - это прекрасно. Но это - не смысл существования. Само собой, я никому не желаю серьёзных потерь или катастроф, просто нужно всегда видеть берега.