КУПИТЬ БИЛЕТЫ
RUS
/ ЛЮДИ ТЕАТРА. Луиза Мухаметгалеева

ЛЮДИ ТЕАТРА. Луиза Мухаметгалеева

25 июня 2013

Луиза Мухаметгалеева: "Педагог должен уметь любить артиста…"

«МОЯ ЛЮБИМАЯ РОЛЬ - КАРМЕН»

– Луиза Ильдусовна, расскажите о вашем детстве, семье, людях, оказавших влияние на становление вас как балерины.

- Казань – мой родной город. Родители всю жизнь работали на заводе, но в семье очень любили петь, мы были приобщены к искусству. Благодаря родителям в детстве я перепробовала все: фигурное катание, танцевальные кружки, художественную гимнастику. Принимала участие в праздниках, танцевальных конкурсах. На одном из них меня, одиннадцатилетнюю девочку, увидела Сайяра Сагировна Юнусова, педагог хореографического отделения Казанского музыкального училища. Она пригласила меня на отборочный тур, который я успешно прошла, став студенткой училища. В детстве, да и позже для меня театр был прекрасным храмом искусств, в который я даже не мечтала попасть, поэтому при первой встрече, когда Сайяра Сагировна меня спросила, хочу ли я быть балериной, я ответила: «Нет!». Не потому что не хотела быть, а скорее, и не мечтала о таком счастье! 
Училище я закончила в 1978 году. Мы были в первом выпуске хореографического отделения, нас обучали великолепные педагоги: Сайяра Юнусова, Камиль Гайнуллин, Сания Хантимирова, Виталий Бортяков – корифеи нашего татарстанского балета. Моим учителем по актерскому мастерству стала драматическая актриса театра им. Г.Камала Шахсанем Асфандиярова. Они дали нам незаменимую базу. 
Еще большему я научилась, работая уже в театре с Р.С.Саморуковым, И.Ш.Хакимовой, В.В.Прокоповой, С.С.Тулубьевой. Были неоднократные поездки в Ленинград, в Кировский (ныне Мариинский) театр, где мне посчастливилось заниматься с такими известными мастерами балета как Н.А.Долгушин, О.Г.Соколов, Н.А.Федорова, Г.Т.Комлева. Их советы и рекомендации я помню, храню и передаю своим ученикам. 

- По окончании училища вы вошли в труппу ТАГТОиБ им. М.Джалиля. Как начиналась творческая деятельность в театре?

- Театр тогда нуждался в молодых кадрах. Почти весь наш выпуск, 6 юношей и 10 девушек были приглашены в театр. Для нас это была безумная радость и счастье, для театра – приток свежих сил. Естественно, я начинала с кордебалета. Станцевала все массовые сцены, участвовала в операх. Со временем стали давать сольные фрагменты. Так, постепенно, я доросла до ведущих партий. Первая из них была Царь-девица в балете «Конек Горбунок». Позже в моем репертуаре появились Одетта-Одиллия в «Лебедином озере», Аврора, Фея Сирени и Фея Карабос в «Спящей красавице», Гамзатти в «Баядерке», Мирта в «Жизели», Огненная ведьма в «Шурале», леди Капулетти в «Ромео и Джульетте», мачеха в «Белоснежке», Кармен, Уличная танцовщица и Цыганский в «Дон Кихоте».
Хотя репертуар был большой и разноплановый, я понимала, что станцевать все, что хочется, я не смогу в силу разных причин. Поэтому помимо ролей в спектаклях, я разучивала концертные номера, готовила сольные программы. Благо, руководство театра шло навстречу, и я имела возможность ставить номера с московскими и петербургскими хореографами. В моем репертуаре появились «Собор Парижской Богоматери», «Легенда о любви», «Шахеразада», «Умирающий лебедь». Позже это «вылилось» в три моих творческих вечера на сцене театра. В них были задействованы лучшие артисты нашего театра и приглашенные солисты из театров России, мои друзья.  

– У вас есть любимая роль? 

- Кармен в «Кармен-сюите» Бизе-Щедрина! Образ, созданный Майей Плисецкой, поразил меня с детства! Я мечтала станцевать этот спектакль, еще будучи студенткой училища. Но, к сожалению, к моему приходу в театр балет «Кармен-сюита» сошел с подмосток. В моем репертуаре спектакль появился лишь спустя 17 лет. К этому времени я уже многое станцевала, многое пережила и набралась опыта - не только танцевального, но и жизненного. По сей день это моя любимая роль.

«ПЕДАГОГУ ВАЖНО УМЕТЬ ЛЮБИТЬ АРТИСТА»

– Если бы вы не стали балериной, какую бы профессиональную сферу избрали для себя? 

- Могу с уверенностью сказать, что если бы я не стала балериной, я бы выбрала профессию драматической актрисы. Я получаю большое удовольствие именно от тех партий, которые подразумевают большую драматическую наполненность, осмысленность. Неслучайно сейчас в хореографическом училище я преподаю актерское мастерство. Мне это по душе.

– Как и когда вы пришли к педагогической работе?

- Я начала преподавать в хореографическом училище около 20 лет назад. У меня уже достаточно много выпусков. Мои воспитанники танцуют у нас в театре, работают в других городах, за рубежом. Я горжусь своими учениками. Что касается педагогической работы в театре, то наш художественный руководитель Владимир Алексеевич Яковлев предложил мне работать репетитором, когда я еще танцевала. Было довольно тяжело совмещать: нужно было концентрироваться на своих ролях и одновременно заниматься с труппой. Через некоторое время я осознала, что мне важнее отдавать. Конечно, тяжело было перестраиваться. Человеку, который всю свою сознательную жизнь танцевал на сцене, чувствовал любовь зрителей, нелегко разом лишиться всего этого в достаточно молодые годы. К счастью, я осталась в профессии, хоть и в другом качестве.

– В чем суть репетиторской работы?

- Педагог разучивает с солистами партии в спектаклях, репетирует с кордебалетом сцены, доносит до артистов замысел хореографа, постановщика, следит, чтобы вверенный ему спектакль исполнялся технически правильно, слаженно, чтобы танец был осмысленным, исполнение - художественным. Думаю, далеко не каждый артист балета по окончании карьеры может стать репетитором. Помимо профессиональных умений нужно терпение, волевые качества, знание человеческой психологии. Артисты – люди тонкие, ранимые, восприимчивые. Любое слово, сказанное невзначай на репетиции или перед выступлением, может выбить артиста из колеи, ранить настолько, что он не сможет собраться и хорошо станцевать спектакль. Или, наоборот, одно слово в поддержку может заставить человека «летать». Педагогу важно уметь любить. Артист любит себя, а педагогу нужно любить всех.

- Что можете сказать о нашей труппе, о ребятах?

- Сейчас труппа очень молода. Приятно, что практически 80% труппы – выпускники нашего Казанского училища. У молодых всегда есть позитив, они любознательны, открыты для нового, преданы своей профессии. В любой ситуации, как бы они не устали, всегда выйдут, выдержат и сделают так, чтобы все было на достойном уровне. У нас замечательные солисты – очень разноплановые, профессиональные, ищущие, одаренные. Желаю им, прежде всего, здоровья, побольше интересных ролей и ни дня простоя. Ведь наш век так короток!

«СОВЕРШЕНСТВО В ИСКУССТВЕ НЕДОСТИЖИМО»

– Как вы оцениваете балетный репертуар театра? 

- У нас в театре - практически весь классический балетный репертуар, имеются и авторские постановки – «Спарак», «Сказаной о Йусуфе», «Дама с камелиями». Репертуар очень большой, мы даже не успеваем проигрывать некоторые спектакли так часто, как хотелось бы. А ведь еще есть и гастроли. Конечно, труппе было бы интересно попробовать себя в постановках известных современных хореографов, таких как Баланчин, Киллиан, Ноймайер, Бежар...

– Легко ли артисту традиционной классической школы обучиться языку современного танца?

- Нелегко. Могут быть трудности, но чаще всего они преодолимы. Как правило, современная пластика – это чередование напряжения и расслабления мышц. Что касается классической школы, то она предполагает строгость линий, строгость позиции. Это мешает расслабиться, сделать тело свободным. Я посещала уроки московских и американских преподавателей современного танца, познакомилась с направлением джаз-модерн, contemporary dance на практике. Это сложно, правда. Но все-таки те, кто имеет академическое образование, могут после определенного количества репетиций танцевать современные постановки, а наоборот – нет. 

– Обучают ли в хореографических учреждениях современным танцам, современной пластике?

- В Казанском училище преподается современный танец, но не так последовательно, как хотелось бы. Наверное, сказывается нехватка мастеров, а также отсутствие специальной программы, адаптированной для классических хореографических училищ. В Москве и Петербурге уроки современного танца идут постоянно, как актерское мастерство или дуэт. Нам не хватает такой направленности. Нужно, чтобы дети владели современным пластическим языком, знали современные веяния. Поэтому в свои занятия по актерскому мастерству я стараюсь включать фрагменты постановок современных хореографов. Это развивает, это интересно и ученикам, и мне.  

– Говоря о современном танце, нельзя не затронуть тему "модернизации" классических балетов. Как вы относитесь к такому новаторству?

- Часто в драматических и музыкальных театрах мы видим классические постановки в современной трактовке, но, к сожалению, далеко не всегда это бывает оправдано. Этот зависит от уровня личности постановщика, от его таланта. У чешского хореографа Матса Эка есть собственная постановка балета «Жизель», которая мне безумно нравится. Героиня в этой интерпретации не умирает от неразделенной любви, а попадает в сумасшедший дом. Эк - мастера мирового масштаба.   
В балете чаще все-таки ставят абсолютно новые спектакли, с современной или классической симфонической музыкой. Хорошая музыка - 50% успеха балетного спектакля.

– Что такое, по-вашему, совершенство в искусстве. Возможно ли оно?

- Совершенствоваться надо всегда, я в этом убеждалась неоднократно. Но достигнуть совершенства невозможно, потому что время идет, меняются взгляды, менталитет, стиль, эстетика искусства. То, что было хорошо 10 лет назад, сегодня воспринимается совсем по-другому. Поэтому совершенствоваться артисту надо постоянно, и не только технически, но и интеллектуально - больше читать, посещать музеи, театры, выставки, концерты, слушать музыку. Это поможет всесторонне развиваться и быть интересным зрителю.  

– Балет предполагает постоянный физический и эмоциональный труд. Откуда вы черпаете силы? Чем вы наполняетесь? 

- Балет – в прямом смысле слова тяжелое искусство, это верно. Но помимо физических сил нужно всегда поддерживать хорошее эмоциональное состояние. Выходить на сцену пустой – это неправильно. Даже на репетициях я старалась выкладываться в полную силу, вкладывать эмоции в каждое па, мне было скучно просто выполнять движения. В этом мне помогала внутренняя собранность. Несмотря на то, что на сцене я часто исполняла пылких, порывистых и темпераментных героинь, в жизни я человек достаточно спокойный, уравновешенный, стараюсь себя эмоционально не расходовать. Конечно, большую поддержку мне оказывает семья: мой муж Захар Штейнберг – талантливый музыкант и замечательный человек, и наша дочь Алина, которая пошла по моим стопам. 
Алина окончила Казанское хореографическое училище и является солисткой нашего театра. Некоторое время мы танцевали вместе на сцене театра: исполняла роли соперниц-испанок в балете "Дон Кихот"; партии злой феи Карабос и доброй феи Сирени в "Спящей красавице". По-моему, это редкий случай в балете, когда мама и дочь танцуют в одном спектакле.   
Когда, приходя домой, окунаешься в теплую уютную атмосферу и ощущаешь любовь близких людей, надежный тыл, ты, действительно, восстанавливаешься, возрождаешься для новых свершений.
А еще мы любим путешествовать. Видеть и узнавать много нового, интересного - это дает невероятный заряд жизненной энергии!  

Беседовала Айсылу Нуруллина