КУПИТЬ БИЛЕТЫ
RUS
/ Либо хан, либо пропал

Либо хан, либо пропал

02 октября 2018

В Казани показали мировую премьеру оперы "Сююмбике"

Новый сезон в Татарском театре оперы и балета им. М. Джалиля в Казани открылся мировой премьерой. Композитор Резеда Ахиярова написала оперу о легендарной регентше Казанского ханства при малолетнем сыне Утямыше Сююмбике на либретто Рената Хариса.

Это ведь не первая ваша партитура для музыкальной сцены?

Резеда Ахиярова: У меня уже был опыт создания сценических произведений: я написала оперу "Любовь поэта" и балет "Золотая орда". Мне повезло с либреттистом Ренатом Харисом, с которым было удобно и интересно работать в абсолютном взаимопонимании: музыка буквально струилась потоком. В опере нашлось место и лирике, и любовной линии, и народным сценам. Образ Ивана Грозного было также интересно осмыслить. Грозный у нас в опере молодой: ему по сюжету 21 год. В первом варианте оперы он задумывался басом, но в результате обсуждений с режиссером мы решили, что царь молодой, будет тенором. Басом в опере поет мурза Бибарс - лидер казанских мурз. Один из персонажей оперы - маленький хан Казани Утямыш, партию которого на премьере исполнил 5-летний Арслан Сибгатуллин.

Какой след в истории оставила героиня вашей оперы Сююмбике?

Резеда Ахиярова: Я много читала о ней, хотя никто из писавших не жил в XVI веке, то есть могли и фантазировать, но все сходятся в одном: она была умная, образованная и очень красивая женщина. Свою библиотеку она отдала городу для образования народа - это исторический факт. Она очень любила своего сына, с которым ее разлучили. Утямыш был крещен в Чудовом монастыре, погиб под именем Александр в 19-20 лет вместе с русским войском в боях под Полоцком, его похоронили с царскими почестями. Сююмбике оказалась для меня очень привлекательной героиней. Если бы она была обыкновенной женой очередного хана, о ней не сложили бы такого множества легенд, народ так не воспевал бы ее. Сююмбике отправили в Касимов, где угасла ее жизнь. Там, в мавзолее Шах-Али, говорят, есть надгробный камень, где, возможно, и покоится Сююмбике. Ее кончина покрыта тайной.

Женщина как жертва обстоятельств - архетипичная ситуация для опер Доницетти, Беллини, Верди, Пуччини. Во время сцены свадьбы Сююмбике, выдаваемой за нелюбимого хана Шах-Али, вспоминались и "Лючия ди Ламмермур", и "Царская невеста". История Сююмбике идеально легла на оперный жанр?

Резеда Ахиярова: Да, Сююмбике оказалась жертвой обстоятельств, ее, можно сказать, продали русскому царю. С ней в Москву ехал огромный обоз с деньгами казанского ханства. Татарские мурзы совершили очередную подлость, решив осуществить свои корыстные планы, задумав откупиться, но это не помогло: гибель ханства была неизбежной. Сююмбике достался тяжелый переломный момент в истории Казанского ханства, после которого с помощью Шах-Али, думаю, татары подставили свою руку русскому царю, потому что хотели власти. Женщина у татар никогда не была на троне, никогда не была в высшей власти - президентом, руководителем Татарского государства. До сих пор это так. Регентское правление Сююмбике было и, возможно, останется единственным прецедентом в нашей истории. Женщина-татарка всегда была в тени своего мужа. И сейчас многие женщины воспитываются так, чтобы быть на вторых ролях.

Но выдающиеся женщины ведь появляются?

Резеда Ахиярова: Да, но не в политике. В разных сферах искусства есть выдающиеся личности, в науке, бизнесе немало ярких женщин. Но к власти женщин стараются не допускать. Мужчины правят миром. Не зря Грозный поет в опере: "Женщина мягкосердечна". Возможно, у женщин действительно мягкое сердце, они не могут совершать жестокие поступки, а во власти без жестокости иногда не обойтись. Хотя роль женщины в этом мире велика. Женщина все-таки несет в мир равновесие, больше справедливости, особенно если она счастливая, если у нее все полноценно, есть муж, семья, дети. Женщина - мать и хочет, чтобы всем было хорошо.

Все арии Сююмбике написаны как законченные эстрадные песни. Это сознательно, чтобы песни скорее ушли "в народ"?

Резеда Ахиярова: Меня просили написать так, чтобы их можно было использовать в концертах. Я не избегаю мюзикловости. На дворе - XXI век. Я могла бы написать это и в другом ключе. Но в оперу приходят люди, которые хотят услышать мелодию. Почему живет Верди? Потому что его арии все любят, запоминают и поют. Я хочу, чтобы публика получила мелодическое удовольствие, и не считаю это каким-то принижением оперного жанра. В каждом человеке живет прежде всего человек с его естественными чувствами, и когда в опере заложены определенные эмоции, они не могут не трогать нормального человека.

Российская газета,  Федеральный выпуск №7683 (220)