КУПИТЬ БИЛЕТЫ
RUS
/ Избранные страницы 34-го Шаляпинского фестиваля в Казани

Избранные страницы 34-го Шаляпинского фестиваля в Казани

07 марта 2016

Появление в оперной афише Татарского академического государственного театра оперы и балета имени Мусы Джалиля новых репертуарных названий, естественно, сразу же приводит к их появлению и в афише Международного оперного фестиваля имени Федора Шаляпина. Так, премьера постановки «Трубадура» Верди, которой театр открыл свой нынешний сезон, открыла Шаляпинский фестиваль этого года – 34-й по счету. Об этой замечательной роскошной продукции речь на страницах нашего интернет-журнала уже шла, но на сей раз из всей фестивальной программы автору этих строк довелось побывать лишь на спектаклях, которые впервые были увидены на фестивале прошлого года.

Обогащение труппы новыми музыкально-постановочными достижениями, знакомство с ними публики, несомненно, относятся к ключевым аспектам организации и проведения Шаляпинского фестиваля. Однако мой нынешний приезд в Казань смог сполна убедить и в том, что уровню прокатной формы спектаклей текущего репертуара внимание здесь уделяется не меньшее. Конечно, не обязательно, но, как правило, в этих спектаклях появляются новые солисты, а возможно, и дирижеры. В любом случае встреча с уже увиденными ранее постановками как со старыми добрыми знакомыми предстала необычайно интересной, пусть даже эффект их первого восприятия оказался намного сильнее, а кто-то из новых составов произвел впечатление не такое уж безоговорочное.

Впрочем, в отношении иных исполнительских персоналий в этот раз было и наоборот. И ничего удивительного в этом нет: живой музыкальный театр – это всегда категория «здесь и сейчас», в которой важны не только исполнительский и постановочный аспекты, но и феномен места, аура театральной «намоленности» зрительного зала, а также сама атмосфера слушательского восприятия, ведь музыкального театра без публики не бывает! Казанская публика любит свой оперный театр, но в дни Шаляпинского фестиваля проявляет свою любовь наиболее действенно – фестивальные аншлаги давно уже стали привычной приметой нашего времени.

В прошлом году я приехал в Казань впервые и, желая увидеть как можно больше разных постановок, смог задержаться здесь на весь фестиваль. Нынешний улов оказался не столь велик: в него попали «Турандот», «Аида», «Риголетто», «Борис Годунов» и «Евгений Онегин». О великолепных продукциях Турандот» и «Аиды» речь в прошлый раз шла на Belcanto.ru. «Борис Годунов» и «Евгений Онегин», а также «Риголетто» в качестве театральных работ весьма интересных и значимых становились предметом обсуждения на страницах интернет-журнала Operanews.ru. Теперь же сосредоточимся лишь на аспектах музыкальных.

Но начнем с другого события, ставшего поистине незабываемым с точки зрения подаренных слуху ярких впечатлений, – с оперно-оркестрового гала-вечера знаменитой солистки ТАГТОиБ им. М. Джалиля, сопрано Альбины Шагимуратовой. В этот вечер ее партнерами по сцене неожиданно стали баритон Василий Ладюк («Новая Опера» им. Е.В. Колобова, Москва) и тенор Сергей Скороходов (Мариинский театр, Санкт-Петербург), которые за день до этого просто оказались, как говорится, в нужном месте и в нужное время: оба пели в одном фестивальном спектакле «Евгений Онегин».

Изначально Альбина Шагимуратова должна была выступать с камерной программой под аккомпанемент известного отечественного пианиста Бориса Березовского. Однако, увы, в силу форс-мажорных семейных обстоятельств приехать в Казань артист не смог, и поэтому руководство театра приняло решение о замене камерного рецитала на оперный гала-концерт в сопровождении оркестра. Для этого театр мобилизовал все свои ресурсы, и в кратчайший срок на высочайшем профессиональном уровне была подготовлена программа не только с участием оркестра, но и хора. За дирижерским пультом друг друга сменяли маэстро Ренат Салаватов (главный дирижер театра) и приглашенный маэстро из Италии Стефано Романи. К радости широкой публики, программа на сей раз была составлена из популярных и любимых ею оперных – и не только оперных – шлягеров.

Альбина Шагимуратова звучала в этот вечер восхитительно, и словно для разбега начала концерт с мелодично-протяжной татарской народной песни «Сакмар су» («Вóды реки Сакмар»), исполненной a cappella. Лирическому по природе голосу певицы присуща ярко выраженная драматическая наполненность, естественная колоратурная подвижность, удивительная свобода парения в верхнем регистре. Всё это не замедлило проявиться в интерпретации сáмого ударного номера программы – большой сцены сумасшествия Лючии из «Лючии ди Ламмермур» Доницетти: то, что исполнительница смогла делать в этой сцене своим чувственно сильным и эмоционально пластичным голосом, заставило испытать подлинный меломанский восторг!

На сей раз итальянское бельканто справило свой уверенный и неоспоримый триумф, который повторился и в комическом амплуа Доницетти: в дуэте Адины и Неморино из «Любовного напитка» партнером певицы стал Сергей Скороходов. В этом бравурно-игровом номере оба исполнителя продемонстрировали и владение музыкальным стилем, и обаяние удивительно тонкого артистического перевоплощения. Психологически емкие и яркие краски в партии вердиевской Виолетты певица нашла и в большом дуэте с Василием Ладюком, поистине безукоризненным, «с иголочки отточенным» Жермоном. Альбина Шагимуратова легко и свободно исполнила также болеро Елены из «Сицилийской вечерни» Верди, увлекла в романтические грезы неаполитанских страстей Куртиса («Мне не забыть тебя) и ошеломила феерическими трелями алябьевского «Соловья».

На волне творческого музыкального единения кавалеры прекрасной дамы совместно – и весьма удачно! – представили дуэт Дона Карлоса и Родриго из «Дона Карлоса» Верди. Сергей Скороходов (Дон Карлос) по-хорошему удивил также грамотным и музыкально прочувствованным исполнением знаменитой арии Каварадосси из «Тоски» Пуччини, завоевал публику популярнейшей арией Принца Су Чонга из «Страны улыбок» Легара и в финале вечера вместе с Альбиной Шагимуратовой зажег в застольной из «Травиаты». Василий Ладюк (Родриго) рафинированно утонченно и драматически выпукло представил также сцену смерти своего героя, шармом французского стиля блеснул в куплетах Эскамильо из «Кармен», упоительной кантиленой одарил в арии Роберта из «Иоланты» и о страданиях пылкой любви доверительно поведал в «Запретной мелодии» Гастальдони.

Интерпретация хоровых страниц этого концерта (главный хормейстер – Любовь Дразнина) также оказалась на высоте. Прозвучали хор иудеев из «Набукко», хор матадоров из «Травиаты», хоровой финал Пуччини – Альфано из «Турандот», а также хор из «Любовного напитка». В качестве оркестровых пьес были исполнены увертюры к «Кармен» и «Набукко», а также интермеццо из «Сельской чести». Оба дирижера – Ренат Салаватов и Стефано Романи – проявили себя подлинными профессионалами своего дела, уверенно ведя за собой и оркестр, и хор и солистов. Одним словом, незапланированный в программе концерт удался на славу!

Маэстро Рената Салаватова я хорошо помню по прошлогодним интерпретациям «Турандот» и «Евгения Онегина». На этом фестивале он по-прежнему стоял за дирижерскими пультами этих спектаклей, а его оркестр и на сей раз отличала выверенность темпоритмического рисунка, сочность звуковой фактуры, чуткость подачи певцов. «Аида» оказалась в надежных руках Стефано Романи, дирижера, с которым в прошлом году я впервые встретился на «Риголетто», а «Риголетто» в этот раз провел маэстро из Нидерландов Винсент де Корт, оставивший год назад самое благоприятное впечатление своей трактовкой «Любовного напитка». За дирижерским пультом «Бориса Годунова» снова оказался Василий Валитов, и этот маэстро всю громоздкую музыкально-психологическую структуру опуса Мусоргского снова на редкость уверенно и обстоятельно собрал в единое стройное целое. Так что – частично при сохранении дирижерских раскладок, частично при их рокировках – за уровень оркестровых интерпретаций можно было не беспокоиться и на сей раз.

Весьма привлекательный ансамбль в партиях Турандот и Калафа составили сопрано Оксана Крамарева (Национальная опера Украины им. Т. Шевченко) и тенор Ахмед Агади (Мариинский театр). Однако при погружении в стихию музыки Верди – при переходе от Турандот к Аиде и от Калафа к Радамесу – на высоте новых задач стиля оказалась лишь Оксана Крамарева, обнаружив плотное, тембрально теплое, хорошо сфокусированное звукозвлечение, заявив о себе как о довольно универсальной певице разнопланового драматического репертуара. Впрочем, и Ахмед Агади в партии Радамеса зачетен был тоже, но «провисание» кантилены и нюансов музыкальной интерпретации этой партии на mezza voce оснований для благостного упоения, как в партии Калафа, – даже с ее коварной, но вполне осиленной арией третьего акта – всё же не давало.

В «Турандот» хочется отметить на редкость захватывающую – и вовсе не скучную, как это часто бывает – тройку «пинг-понгов». Это солисты ТАГТОиБ им. М. Джалиля Юрий Ившин (Пинг), Олег Мачин (Панг) и Юрий Петров (Понг). Несколько резковато, слегка «в голос», но на довольно хорошем драматическом нерве, партию Лю провела сопрано Лилия Гревцова (Национальная опера Украины им. Т. Шевченко). Вполне корректно, профессионально, но на сей раз без особого вокального впечатления, в партии Тимура выступил бас Андрей Валентий (Национальный Большой театр Республики Беларусь).

На том же уровне, но без вокального лоска, в партии Амонасро в «Аиде» предстал бас Алексей Дедов («Геликон-Опера», Москва). Бас запел баритоном? Возможно, этим и объяснялась некая искусственность, неестественность в звучании исполнителя. Зато совершенно изумительным Рамфисом предстал бас Сергей Ковнир (Национальная опера Украины им. Т. Шевченко), а с высот опыта и безусловного профессионализма в партии Амнерис взяла в плен Ирина Долженко (Большой театр России). Ее фактурно-богатый, густой, насыщенный обертонами голос воскресил в памяти далекие прекрасные воспоминания прошлого, когда «Аида» еще была в репертуаре Большого, а сам театр был совсем другой – не тот, во что он превратился сейчас…

Постановка «Риголетто» на сей раз целиком и полностью держалась на вокальном мастерстве и неиссякаемой актерской харизме отечественного драматического баритона Бориса Стаценко, постоянно проживающего сегодня в Германии. Ни маловыразительная и проблемная в плане фразировки и стиля сопрано Ольга Пудова (Джильда, Мариинский театр), ни также живущий сегодня в Германии грузинский тенор Георгий Ониани (Герцог Мантуанский), о звучание которого с непривычки легко обрезаться, как о лезвие бритвы, вокальным задачам своих персонажей напрочь не соответствовали. Профанация этих вокальных образов была очевидной, но в паре двух злодеев оперы невозможно было не отметить весьма интересные работы, опять же, Сергея Ковнира (Спарафучиле) и Дарьи Рябинко (Маддалена, Красноярский государственный театр оперы и балета).

На русском фронте оперной музыки Чайковского тон спектаклю задавали, прежде всего, изысканнейший Василий Ладюк (Онегин) и благородно-сентиментальный Сергей Скороходов (Ленский). В сцене петербургского бала своей фирменной кантиленой как всегда блеснул бас Михаил Казаков. В партии Татьяны сопрано Мария Пахарь (МАМТ им. Станиславского и Немировича-Данченко), напротив, выступила довольно схематично и музыкально-отстраненно: в последнее время ее голос изменился в сторону драматической окраски, но утратив лиричность, по-настоящему драматическим так и не стал. И эта переходность звучания для партии Татьяны особо критична была в первых сценах оперы, особенно в сцене письма. Финальный дуэт с Онегиным певица провела, в целом, неплохо, но в сáмом финале вокального драматизма всё равно не хватило.

Наконец, переходим к финалу наших заметок – к «Борису Годунову» Мусоргского, спектаклю, который вот уже на протяжении ряда фестивальных сезонов ставится в афишу 13 февраля в день рождения Федора Шаляпина, одного величайших в истории русской оперы интерпретаторов партии царя Бориса. Так было и на сей раз, и сегодня традиции русской вокальной школы в нем уверенно продолжает бас Михаил Казаков (Большой театр России, ТАГТОиБ им. М. Джалиля). Степень реалистичности перевоплощения, которой этот певец-артист достигает в партии Бориса Годунова, кажется просто невероятной!

Вокруг главного персонажа в спектакле сложился очень ровный и сильный состав исполнителей: Сергей Ковнир (Пимен), Сурен Максутов (Самозванец, Михайловский театр), Агунда Кулаева (Марина Мнишек, Большой театр России), Михаил Светлов-Крутиков (Варлаам), Юрий Петров (Мисаил и Юродивый), Олег Мачин (Шуйский), Юрий Ившин (Щелкалов), Дарья Рябинко (Шинкарка). Да и, в целом, одна концертная и пять оперных карт, вытянутых из колоды 34-го Шаляпинского фестиваля, и на сей раз уверенно сложились в интригующий и увлекательный музыкальный пасьянс...